Общество > Персоналии

1094

К юбилею. Слово о маме с любовью и благодарностью

 5

Уверена, в жизни каждой семьи есть свои невероятные истории. В нашем роду их множество, и сегодня я хочу рассказать о моей любимой мамочке – Ларисе Владимировне Дарьиной, которая в этот прекрасный сентябрьский день принимает поздравления с юбилеем.

О наших мамах много сложено песен и сказано красивых слов. У каждого это происходит по-своему и в своё время, но, мне кажется, именно с годами, с возрастом, мы начинаем по-особенному ценить, любить и оберегать наших мам. Приходят глубина ощущения теплоты и нежности, благодарности к ним, желание защищать и заботиться.

Детство

А начиналось всё много лет назад в Речице, когда 30 сентября, в день Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, на свет появилась очаровательная малышка Ларочка. Она росла в семье военного, в атмосфере любви и заботы. Отец, Владимир Тимофеевич Якимович, был кадровым офицером, командиром артиллерийского полка. Мама, Мария Яковлевна, растила старшего братика Ларочки Володю, была активисткой, женоргом, играла в театральных постановках.

Ларочка с братом Володей
Ларочка с братом Володей

Когда началась война, семья находилась в расположении части на польской границе. Попрощавшись – как оказалось, навсегда – со своим мужем, моя бабушка отправилась пешком и на перекладных в Речицу. Долог и страшен был путь к отчему дому. Но Бог хранил их. Когда Мария с детьми пришла в Речицу, в военкомате сразу стали оформлять документы на эвакуацию, однако уехать семья не успела. В город вошли немцы. Марии, как жене красного командира, пришлось прятаться в д. Переволоке. Дети остались у её родителей – Агафьи Павловны и Якова Петровича Башмаковых.

Мама хорошо помнит, как оккупанты выселили их в сарай, а в доме вместо хозяев разместились немецкие чины. В памяти маленькой Ларочки осталось множество картин того страшного времени: и партизанка, повешенная на арке старого рынка; и пистолет, приставленный к виску её дедушки, моего прадеда; и удивительная история освобождения. В 1944-м, когда советские войска изгоняли из города немецко-фашистских захватчиков, старики с внуками прятались в землянке, выкопанной в огороде. Ларочка играла с куколкой, когда небо в проёме выхода вдруг загородил силуэт фашиста. Он направил автомат на прятавшихся мирных людей, раздалась очередь и… немец упал как подкошенный. За его спиной стоял советский солдат.

Как случалось нередко в те времена, мою бабушку сослали в Сибирь за то, что она, жена красного командира, жила под оккупацией. Никого не интересовали причины, разговор был скорый. Я помню бабушкины рассказы о том, как во время допросов её пытали, зажимая пальцы в дверях. А потом отправили на лесоповал в сибирскую тайгу.

Моя мама с братом снова остались с дедушкой и бабушкой. Школьницей, Лариса частенько бывала в гостях у братьев её отца в Минске, один из которых преподавал в индустриально-педагогическом техникуме и народно-хозяйственном институте, второй возглавлял торговый техникум. Однажды ей даже посчастливилось побывать дома у Владимира Короткевича и немного пообщаться с писателем, с которым были дружны её родные.

Юность

После окончания средней школы № 3, что в те годы располагалась в Речице по ул. Вокзальной, перед Ларисой стал вопрос: куда ехать. К тому времени её мама перебралась в Армению. Бабушка звала мою маму к себе, дяди звали в Минск, где она легко бы поступила в любое учебное заведение. Но разлука с матерью перевесила, и 18-летняя Лариса в одиночку, с маленьким чемоданчиком и парой рублей в кармане отправилась в далёкое путешествие, которое длилось шесть дней, с четырьмя пересадками. И везде в пути встречались добрые люди, помогавшие ей, оберегавшие её.

Ларисе 17 лет
Ларисе 17 лет

У нас в роду все хорошо пели, даже есть легенда, что один из предков пел в опере в Киеве, потому не удивительно, что маму сразу приняли в музыкальное училище по классу вокала в Ленинакане. Но тогда были очень сложные времена, и одна мудрая русская женщина, давно уже жившая в Армении, посоветовала Марии не оставлять дочку одну. Они уехали в Степанован, где жили, и там мама поступила в зооветеринарный техникум. Надо заметить, что Лариса легко и быстро, на слух выучила армянский язык, на котором и сдала затем все экзамены, получив красный диплом. И даже сейчас, спустя долгие годы, порой мама любит при случае сказать что-то на армянском. Ларису избирали секретарём комсомольской организации техникума. Занималась она и таким особым видом спорта, как фехтование, притом весьма успешно, поскольку должна была участвовать в чемпионате Армянской республики. Довелось Ларисе и быть выдвинутой делегатом VI Всемирного фестиваля молодёжи и студентов, который проводился в Москве. Но ни в одну столицу, ни в другую её не отпустила мама.

И тут по почте ей вдруг стали приходить письма от совершенно незнакомого человека. Россиянин Виктор Дарьин проходил срочную службу в артиллерийских войсках, и его часть находилась неподалёку от Степанована. Однажды где-то в городе он увидел белокурую красавицу и с тех пор не знал покоя. Разузнав адрес, стал писать. Так продолжалось почти на протяжении полугода. И вот в один прекрасный день было назначено первое свидание, куда Лариса пришла вместе с мамой. Под означенным фонарём стоял парень, но он ничем не выдавал своего интереса. Как оказалось потом, это был друг писавшего письма солдата. Увидев, что его избранница пришла и ожидает встречи, Виктор подошёл, поздоровался и представился, рассказав, что вначале отправил на разведку своего товарища. А потом началась красивая история встреч на горных просторах Армении. И вот срок службы закончился, и, уезжая, Виктор оставил Ларисе свой адрес на Владимирщине.

К тому времени оставаться жить в тех краях было уже небезопасно. Регулярно стали пропадать молодые русские девушки. Однажды даже исчезла вся женская часть геологической партии, прибывшей из России. Надо ли говорить, что для женщин эти похищения заканчивались весьма плачевно, как говорили, зачастую и смертельным исходом. И Мария решила забрать дочь и уехать. Вначале они отправились в Нижнеудинск Иркутской области, там жил брат Ларисы Владимир. Но разруха и суровость сибирских краёв задержали там женщин ненадолго, и они отправились домой, в Речицу. Из Сибири Лариса послала письмо Виктору. Но, когда почта принесла его ответ, девушка была уже далеко. Так, что называется, через десятые руки, пришлось выяснять парню, где же живет его любимая. Нашёл и стал приезжать на свидания из Москвы. Тогда, в разлуке, он написал множество дневников, которые по сей день хранятся у мамы. Я никогда не заглядывала в них, ведь это только её…

Лариса (справа) с однокурсницами на Онежском озере
Лариса (справа) с однокурсницами на Онежском озере

Маме было 20 лет по возвращении в отчий дом. Она попробовала работать на ткацкой фабрике, но душа не лежала к профессии ткачихи. И однажды с подругой вместе они прочли в газете, что идёт набор в торговое училище в Петрозаводске. Недолго думая, собрались, поехали и поступили. Девушек обеспечили общежитием, и потекла студенческая жизнь. На каникулах Лариса и Виктор встречались в Москве. И вот, когда Ларочка получила диплом, Виктор повёз её в гости к своей матери. И, как оказалось, там было уже все готово… к свадьбе! Так это и произошло – неожиданно и счастливо. А Марии в Речицу отправили телеграмму, от которой та чуть не потеряла сознание. Через несколько дней молодожёны приехали к ней. Так началась новая, семейная, жизнь.

Лариса и Виктор за полгода до свадьбы
Лариса и Виктор за полгода до свадьбы

Зрелость

В годы, когда Лариса и Виктор жили в Подмосковье, родилась моя сестра Галина. Время было непростое, трудное. Но молодость и любовь спасали любое положение. Отец много работал, был строителем. И однажды заболел, подхватив тяжёлый гонконгский грипп. Мужчины не любят лечиться, он тоже быстро вышел на работу, и, как оказалось, зря. Коварный вирус принёс осложнение на сердце. А дальше – инвалидность, группа. Безумно тяжело было это выдерживать молодому, полному сил мужчине. Отцу прописали более мягкий климат, семья уехала в Речицу, где отец стал работать на почте. Через несколько лет на свет появилась я.

Лариса Владимировна (слева) с коллегой, г.Речица, магазин №3, 1990-е годы
Лариса Владимировна (слева) с коллегой, г. Речица, магазин № 3, 1980-е годы

А до того они жили на съёмной квартире, в маленьком уголке, что называется, за печкой. Когда же удалось получить свою отдельную хрущёвку, счастью не было предела! Тогда под балконом отец посадил три дерева – акацию и две берёзы, а когда родилась я, добавил ещё одну берёзу. Так мы и оберегаем эти деревья с тех пор.

Но обратимся к трудовой жизни Ларисы Владимировны. Вначале она была зачислена в штат магазина № 12, что по ул. Трифонова, затем был магазин № 49, который тогда находился по ул. Пролетарской, потом – магазин № 18 по ул. Ленина, и после этого мама перешла в магазин № 3, что по ул. Советской, который теперь так и называется – «Третий». Там она проработала основной период своей трудовой деятельности, лишь на несколько лет перед выходом на пенсию возглавив филиал «Третьего» – магазин «Детское питание», который тогда находился в одноэтажном павильоне у собора. Хотя в какой-то момент ей предлагали стать заведующим магазином «Дружба», но отец был против. И она отказалась.

Лариса Владимировна на рабочем месте г. Речица, магазин № 3, 1990-е годы
Лариса Владимировна на рабочем месте, г. Речица, магазин № 3, 1980-е годы

В памяти остались её вторые смены, которые регулярно выпадали на Новогодние вечера. Мы с сестрой сервировали стол, расставляли приготовленные заранее яства, а мама только и успевала прибежать после 22.00 домой и переодеться к празднику. Огромное количество покупателей и по сей день, встречая маму на улице, благодарит, помня её заботу, внимание, тёплое слово.

Лариса Владимировна со старшей дочерью Галиной. 2012 г.
Лариса Владимировна со старшей дочерью Галиной. 2012 г.

За 28 лет она прошла все стадии профессии – от продавца до старшего контролёра-кассира и заведующего магазином, была профсоюзным лидером. Я помню, как зимой, в лютый холод, ей доводилось продавать на улице мороженую рыбу, к которой примерзали пальцы, а тяжёлые огромные куски никак не хотели раскалываться; как стояли бесконечные очереди в те времена тотального дефицита; как все расчёты проводились в уме и на деревянных счётах. Много было разных трудностей на непростом трудовом и жизненном пути, но маму во все времена отличают невероятная честность, надёжность, ответственность и доброта к людям. А ещё оптимизм. Без него было никак, ведь на протяжении 17 лет мама лечила отца, а потом довелось возиться со мной, тоже не отличавшейся в детстве сильным здоровьем. А когда отец ушёл в мир иной, уже решать все вопросы практически в одиночку. Но он, пока был рядом, был истинно надёжной опорой и защитой для своей семьи.

Лариса Владимировна с младшей дочерью Ириной. 2000 и 2016 гг.
Лариса Владимировна с младшей дочерью Ириной. 2000 и 2016 гг.

Л. В. Дарьина:

«Каждый день – это праздник. Все разрухи – это временное. Потом будем вспоминать, а было ли такое вообще».

 

«Сидят, говорят – всё плохо, жалуются. Головную боль себе создают, потом с тонометрами ходят. Мне такая жизнь не нужна. Я лучше гимнастику сделаю».

 

«Нужна экзотика иногда в жизни, не всегда всё гладко. И есть что с чем сравнить и выводы сделать – и дальше жить».

И сейчас моя мама – кладезь невероятной мудрости! Она обожает музыку, каждое утро начинает с гимнастики, стала уже почти вегетарианкой, внимательно наблюдает за работой сердца, которое вынесло множество бед за долгие годы. Она бесконечно позитивна и молода душой! И я хочу пожелать в этот особенный день моей мамочке оставаться таким же удивительным, солнечным человеком. Ведь этот свет озаряет каждый день жизни двух её дочерей и внука. Спасибо, мама!

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети